Информация

Гармония между Saint-Lazare и Amsterdam

Альбина Миллибаева повествует о своем спонтанном и оттого еще более впечатляющем путешествии в два самых живописных европейских города — столицы Нидерландов и Франции.

Каждую зиму ждем весну. Каждую зиму ждем шанса на перемены, на уход перманентной грусти из жизни, и каждый раз ищем повод что-то поменять. Говорим себе, что все по-другому с нынешнего утра, со следующей недели, ищем точку отсчета, после которой все будет только лучше. Для кого-то этой отправной точкой становится ЕГЭ, для кого- то – первая сессия, но для меня же этим стало первое, абсолютно самостоятельное путешествие. Определенный катарсис, если отталкиваться от психологии Фрейда.

Еще в начале января, в самый разгар сессии, я повторяла себе: сдам эти чертовы экзамены, заживу человеком! Сколько прекрасных вещей можно будет сделать, а в первую очередь, выспаться. Но самой важной мечтой, после которой все будет хорошо, была мечта собрать вещи и уехать в Европу. В этом есть некоторое ощущение свободы: мне восемнадцать, и я могу сесть на любой самолет до Парижа, Амстердама или до другого города, бродить по узким улочкам, наслаждаться своим одиночеством, говорить с жителями самых красивых городов, для которых красота эта – вещь привычная, и вполне возможно, они давно перестали ее замечать.

И вот, ты уезжаешь, ищешь себе те места, которые помечаешь знаком «обязательно для посещения» и начинаешь свой путь с Амстердама. Вечерним, ветреным и теплым открылся мне город; Амстердам, скорее из тех городов, в которые всегда хочется приезжать, что бы там не твердили туристические справочники о том, что «это не сезон/не самое лучшее время для Европы».

Первым делом, что следует узнать, увидеть, почувствовать, услышать в городе на реке Амстел (откуда и происходит его название) – это взять билет на автобус и открыть для себя совершенно потрясающий исторический и современный центр. Кстати, что стоит отметить: никогда нельзя сравнивать наш, такой родной, Санкт-Петербург и Амстердам, просто взять себе в ум, что эти два города нельзя сравнить, как бы ни хотелось. У каждого из них свой шарм, свой пленяющий восторг, в каждом из них есть чем восхититься и узнать что-то новое, что прежде нигде не встречал. Я уезжала отсюда в Париж с некоторой грустью, но с четким намерением вернуться. Даже монетки бросать не надо.

Я приезжаю в Париж и сразу же теряюсь между улицами Saint-Lazare и, по странному, но приятному стечению обстоятельств, Amsterdam. В этот момент я все происходящее воспринимала как повод для практики своего французского. Мой друг все шутил над тем, что я, наверное, единственный человек, который приезжает в Париж и первое, что он делает – едет на кладбище Пер-Лашез. Это было для меня своеобразной данью памяти очень многим талантливым писателям, поэтам, музыкантам, в этом есть некое благоговение – приходить к тем, кто давно ушел. Увидеть памятник Оскару Уайльду и исполнить давнюю мечту; поклониться могиле того, чье имя носит моя альма-матер – Морису Терезу; постоять, затаив дыхание, у того места, где покоится несравненная Эдит Пиаф; с тоской взглянуть на оскверненный и совершенно одинокий столб Джима Моррисона, лидеру группы The Doors, — словом, европейское кладбище – не такое уж тусклое место, которого стоит сторониться и бояться.

Нырнуть в кишащий студентами Латинский квартал и полюбоваться на величественную Сорбонну; взглянуть беглым взглядом на всегда цветущий Люксембургский сад и дойти до самой высокой точки Парижа – башни Монпарнас… Серьезно, мне Монпарнас куда ближе по духу своей бескрайней свободой и восхитительными видами на Париж, чем Эйфелева башня. Самые чудесные закаты и восходы французской столицы нужно встречать здесь. Если делать предложение, любить, разбивать сердце в Париже, то на вершине Монпарнас и не иначе.

Франция, французский язык, французская культура, французы – все это всегда было для меня отдушиной. Я всегда чувствовала себя здесь своей, даже не возникало привычной неуклюжести, когда пытаешься говорить на языке, на котором так редко говорил.

Признаться честно, далеко не в каждый город Европы хочется взять и приехать вот так, спонтанно. Подумать нервно и решить для себя точно: «нужно там быть именно сейчас и именно в этом году». Но почему-то именно эти два города, так непохожие друг на друга, стереотипно романтичный Париж и грубый Амстердам, стали для меня знаками того, что год начался хорошо, как не начинался еще ни один до этого. Это была невероятная неделя безмятежности и абсолютной гармонией с собой. Хотелось бы, конечно, так и оставить. И снова вернуться.

Альбина Миллибаева

Twitter

Комментировать

*
Введите латинские буквы\цифры, показанные на картинке
Anti-Spam Image